Погибшим в Керченской трагедии посвящается.

Массовое убийство в политехническом колледже – трагедия, звучащая, как предостережение обществу.

Когда мы говорим, что все хорошо, и при этом в любое дошкольное, среднее образовательное учреждение можно беспрепятственно попасть, причем с нескольких точек входа единовременно, когда говорим громкие слова о погибших детях Беслана, никто не задается вопросом, почему у нас ничего не изменилось? Почему не предпринимают никаких мер по усилению безопасности одних из самых  уязвимых мест? Или потому что это не банк, не отделение полиции, не административное учреждение?

Может нам стоит поучиться у насекомых, животных, птиц, которые все силы бросают на обеспечение безопасности своего потомства? Или людей ничему не учат трагедии, видимо все-таки, потому что трагедии чужие? С цветочками пройти, засветится в новостях, пустить слезу, промямлив «мы скорбим вместе», и все, дальше по домам чай пить, рассуждая о единой скорби. А меняется то что? Кто сплотился, в чем? «Скорбим вместе»?

А что каждый понимает в горе скорбящего, пока его это не коснется лично? Ровным счетом практически ничего. Каждый притормаживает, если видит аварию, каждый второй, а то и первый достает телефон, начиная снимать, скорее, первым выложить в сеть, сделать трагедию отдельных людей доступной, рассмотреть подробности, опять скорбим вместе. И не выносится урок, так и живем, от беды до беды, как от серии до серии бесконечного страшного сериала.

Что это? Мир сошел с ума? Что происходит? Или то, что случается с кем-то, не случится здесь со мной, или не коснется моих детей? Почему все сводится к тому, чтобы поговорить об этом и «скорби вместе»? А не предотвратить? Не предусмотреть и постараться постелить ту самую пресловутую солому хоть куда-нибудь?

Погибшим в Керченской трагедии посвящается. - image 64cd16c39f34a491ddf4c9b79da0a707037917d6 on http://infoproffi.ru

Почему тот, кто продавал патроны 18-летнему мальчику, именно мальчику, не задал себе вопрос – куда и зачем ему столько? Почему не проявил инициативу, не позвонил участковому или куда там еще можно позвонить и не поставил в известность? Пусть просто, пусть на словах, но возможно это что-то бы могло изменить. Ответ только один – золотой телец везде дороже чьей-то жизни. Это же никого не касается, а потом если что, можно и «скорбим вместе».

Почему безопасность во всех учреждениях массового скопления детей и подростков стоит практически на последнем месте? Потому что, наверное, русское авось, ведь со мной, наверное, не случится, а с другими, ну что тут поделаешь –  «поскорблю» вместе!

Все будут хлопать в ладошки спасению котика, прыгающей белке, что неплохо, радостно и по-христиански, и продолжать по-детски закрывать глаза на то, что происходит. Что гибнут чьи-то дети не по роковой случайности, а по чьей-то выстроенной цепи определенных действий, в которые ни одним препятствием не встал ни один из факторов, такие, как  безопасность в учебном учреждении, пропускной контроль, законную бдительность представителей органов, выдавших разрешение, опытных психиатров, пропустивших психопата к допуску на приобретение огнестрельного оружия?

Погибшим в Керченской трагедии посвящается. - image novye-podrobnosti-pro-kerchenskogo-strelka_1 on http://infoproffi.ru

Почему в Кемеровском торговом центре «Зимняя вишня», где заживо сгорели дети, все входы были закрыты, сохраняя чье-то материальное добро, а в детских садах, школах  открыты, как в базарный день на старом рынке? Мне, как простому человеку, – не врачу, не полицейскому, не психиатру,  а обычной домохозяйке непонятно, как формально здоровый человек может прийти куда хочет, и убивать всех, кто попадается на глаза?

Если так есть, почему никто не нервничает по поводу безопасности детей? Как те компетентные лица, выдававшие справки, допустившие, а можно сказать вложившие в руки топор палачу НИЧЕГО не увидели? Не увидеть имеет право продавец в продуктовом магазине, есть психические отклонения у человека или нет.   Хотя порой кажется, что как раз-то продавец в магазине скажет больше, чем те самые компетентные лица, выдававшие соответствующие разрешающие документы.

Многие скажут, всего предусмотреть невозможно, хватит нагнетать, это дело рук одного нездорового человека (и вообще, возможно он такой родился), это фатальность, злой рок.  А для меня злой рок, это когда было сделано все возможное, чтобы предотвратить, но, к сожалению, событие стало неизбежным, а вот у нас как-то наоборот, выглядит так, что можно с легкостью сделать все, что сделано – и ни одного препятствия. И лично для меня уже как-то странно вопиющее безразличие и превалирующую во всем власть золотого тельца называть роком.

Но, если все же задуматься, и внести коррективы, маленькие, те, которые зависят только от одного главного фактора – человеческой совести – и…  И, опытный психиатр не выдал бы справку молодому психопату, который в 18 лет смог «усыпить» его бдительность, и, продавец оружейного магазина позвонил бы участковому, и, рамка металлодетектора бы  сработала, и, охранники были бы бдительнее, и тогда возможно бы и не стало очередной общей трагедии. Или не случилось бы в этот день, а в другой может что-то пошло бы не так, ну или обострение что ли прошло…  А так создается впечатление, что у нас можно все, ведь потом, если что, вместе «поскорбим».

В пословицах  мудрость народная скрывалась, и учила. Если раньше было – пока гром не грянет, мужик не перекрестится, то сейчас, по-моему, хоть греми, хоть не греми, главное, что потом скорбеть будем вместе.

Общество само формирует трагедии, своим отношением «моя хата с краю», а так, ну если что, тогда «поскорблю вместе». К чему все это? Кто-то ведь скажет, и что? Дальше что? Что мы можем? Так поговорить.. Нет, я скажу нет, мы можем изменить свое отношение к происходящему не из позиции моя хата с краю, не со мной и тихое Слава Богу  –  на бдительность, на ответственность, на умеренную подозрительность. Для того, чтобы тем, кто задумывает или стремиться осуществить подобное, было понятно, что мы не в розовых очках неведенья чужой беды –  мы не хотим скорбеть «после», мы хотим предотвратить «до»!

Почему мы не реагируем, в зоне своей видимости на открытые калитки детских садов и входных дверей? Почему мы не реагируем на отрытые настежь запасные входы в школах? Почему мы не реагируем на подлетающие к пешеходным переходам, по которым наши идут дети в школу, машины? Почему мы молчим, и каждый раз про себя молимся, чтобы ничего не случилось? Почему?

Вы скажете, это паранойя, сразу же и компетентные психиатры обозначатся – в свободное от выдачи липовых справок время. Но вы спросите тех, с кем скорбите вместе, что лучше? Вы спросите тех, кого коснулась страшная необратимость, кем бы они предпочли сегодня остаться – параноидальными изгоями или скорбящими полноценными членами общества?  И поменяли бы они беспечность ко всему, пока меня не коснулось, –  на бдительность и на личную ответственность за каждого ребенка, который находится в зоне видимости, и даже того, кто впоследствии совершает такие страшные вещи?

Кто-то спросит, зачем это писать? Для чего, у нас и так все хорошо, ну или зачем, кому это нужно? Пишу потому, что чьи-то дети заплатили своей жизнями, заплатили, чтобы мы задумались о предотвращении беды, все, кто, чем может. Каждый, в силу своих возможностей. Пишу для того, чтобы мы перестали жить с устойчивой позицией «скорбим вместе», – это все на что мы способны. Поменять «скорбим вместе» на «предотвратим  вместе»!

Ведь это были чьи-то дети, родители, близкие…. Задуматься о том, что мы можем менять в обществе, которое состоит из нас самих же! А скорбь, хоть и разделенная, навсегда останется не утихающей болью у тех, чья жизнь разделилась на «до и после»…

Мнение редактора является сугубо субъективным

Список жертв трагедии в Керчи

https://www.youtube.com/watch?time_continue=103&v=H2MOaHczQLY

В крымском аэропорту при транспортировке скончалась раненая девушка. Ещё один человек пополнил список погибших. Теперь количество жертв стало 21 человек.

19 учащихся и педагогов политехнического колледжа в Керчи были убиты, ещё одна жертва трагедии — устроивший бойню Владислав Росляков.

В Крыму с 18.10.2018 был объявлен трёхдневный траур.

  1. Степаненко Сергей Александрович, 30.08.2003 г.р.
  2. Карымов Роман Валерьевич, 16.09.1997 г.р.
  3. Устенко Людмила Александровна, 15.10.1953 г.р.
  4. Перепелкин Егор Андреевич, 04.09.1999 г.р.
  5. Журавлева Анна Александровна, 27.12.1998 г.р.
  6. Вердибоженко Владислав Евгеньевич, 23.08.2003 г.р.
  7. Керова Алина Сергеевна, 28.05.2002 г.р.
  8. Лысенко Руслан Валерьевич, 03.11.2000 г.р.
  9. Джураев Руден Ришатович, 21.11.2001 г.р.
  10. Лазарев Владислав Витальевич, 06.09.1999 г.р.
  11. Лавринович Алексей Витальевич, 12.09.1999 г.р.
  12. Флоренский Никита Данилович, 26.06.2002 г.р.
  13. Пипенко Данил Игоревич, 29.08.2002 г.р.
  14. Чегерест Дарья Александровна, 15.10.2002 г.р.
  15. Росляков Владислав Игоревич, 02.05.2000 г.р.
  16. Моисеенко Александр Владимирович, 27.06.1972 г.р.
  17. Бакланова Анастасия Вячеславовна, 01.11.1991 г.р.
  18. Бакланова Светлана Юрьевна, 12.07.1961 г.р.
  19. Кудрявцева Лариса Борисовна, 14.03.1956 г.р.
  20. Болдина Ксения Александровна, 28.11.2000 г.р.